очень необычная история

Улица сменялась бульваром, бульвар переулком, а я просто шел и шел. Ура! Финишная прямая. Уже вижу свой дом.
Воскресное утро. Девять утра – я на пороге у своей заказчицы. Пока разобрал щиток, все вычистил, выдул, протер, навесил новые автоматы со счетчиком, смонтировал, подключил – прошло почти три часа. Стараясь не разбудить ее спящую маму, я шепотом позвал хозяйку:
– Хозяйка, принимай работу.
К моему удивлению, в ее глазах было столько детского восторга! Казалось бы, чего в этом необычного? Она тут же кинулась щелкать переключатели автоматов, проверяя их работу. Наигравшись ими, она, сложив руки у себя на груди, с умилением смотрела на новый счетчик с автоматами. Я решил воспользоваться этим ее восторженным состоянием. Находиться с такой женщиной рядом столь длительное время и ни разу ее даже не пощупать – испытание, надо сказать, еще то. Щелкнув выключателем, я выключил свет в прихожей и потолкал немолодую женщину в самый дальний темный угол прихожей. Она безмолвно попятилась, с удивлением взирая на меня. Неожиданно для нее, я схватил ее за голову обеими руками, посмотрел пристально в глаза, и зажал рот крепким поцелуем. Конечно, я вовсе и не рассчитывал, что после этого она превратится в сказочную красавицу – того и гляди, как бы в лягушку не превратилась. Было такое ощущение, что ее глаза вот-вот выскочат из орбит. Женщина попыталась высвободиться, но, чем дольше я ее держал в поцелуе, тем безвольнее становилась она. И вот она уже стоит, совершенно безвольно опустив руки вдоль тела. Это мне и было нужно! Я приступил к следующему этапу охмурения – начал наглаживать ее груди, пока через одежду, будучи готовым при необходимости вновь закрыть ей рот поцелуем. Похоже, она пребывала в легком шоке – никаких попыток воспротивиться. Осмелев, я стал расстегивать пуговицы ее халата, распахнул его, открывая доступ к бюстгальтеру. Не прекращая поглаживать ее пышные груди, теперь уже через материал бюстгальтера, я прошептал:
– Давай снимем это. Смотри, как им тесно там.
Женщина все еще пребывала в состоянии некой прострации. Я быстренько помог ей избавиться от этого мешающего мне элемента одежды. Теперь возможны два варианта: либо последует взрыв, что мало не покажется, либо она все-таки поддастся соблазнению, и я сорву джек-пот. Прижавшись к ней, не прекращая ласкать ее тело, я прошептал:
– Я хочу тебя.
Вдруг она будто вышла из оцепенения, запахнула халат, и тихо, словно извиняясь, спросила:
– А как!? У меня же мама дома!
Надо сказать, мама ее была в том состоянии, что никаким образом нам не могла бы помешать. Она не могла ни вставать, ни ходить, плохо слышала, и была столь слаба, что даже говорила очень редко и тихо. Тогда я, как змей-искуситель, стал наущать хозяйку:
– А ты пройди в свою комнату и позови меня, будто там тоже надо что-то починить. Я пройду к тебе, мы дверь прикроем, и все замечательно у нас сладится.

читать  женатые коллеги страстный секс

Предлагая ей это, я, конечно, очень сильно сомневался, что она это сделает. Но именно так она и поступила!
Только мы пошли в комнату, где спит моя новая знакомая, мимо кровати, на которой лежала ее мать-старушка, та стала издавать какие-то нечленораздельные звуки, словно предостерегая свою великовозрастную дочь от столь необдуманного легкомысленного поступка. Мамаша, видимо, прекрасно знала, сколь чревато оставаться в подобной ситуации женщине наедине с мужчиной в небольшой уютной комнатушке, где из мебели едва-едва уместились стул с небольшим столиком, на котором расположился ноутбук, да кровать, на которой, видимо, и спала эта женщина – ее дочь. Одним словом, доуберегалась…
Закрыв плотно за собой дверь в комнату, я предложил женщине сесть на кровать. Она напомнила мне:
– Мне неудобно сидеть – у меня спина болит.
У меня не оставалось вариантов. Не ставить же ее сразу раком!? Мы едва знакомы. Да дело даже не в этом. И я сказал:
– Тогда ложись.
– Зачем!?
Стала задавать неуместные вопросы – надо поторопиться, пока она еще находится в нужном лирическом состоянии. Навалившись на нее, я повалил ее на спину, одновременно зажав ей опять рот поцелуем. Продолжая ее целовать, я помог ей удобнее расположиться на кровати, одновременно при этом ухитряясь расстегнуть собственную ширинку. Убедившись, что она не закричит, я начал стягивать с нее ниже пояса все то, что могло бы помешать мне проделать задуманное с ней. Увидев, что она собирается открыть рот, я приложил мой указательный палец к своим губам:
– Тсссс…
Но, видимо, шок прошел, оцепенение начало сходить.
– Что вы делаете!? – приглушенным шепотом спросила она, перейдя на «вы».
Никогда не поймешь этих женщин! Что ей двадцать лет, что, вот как этой, за шестьдесят. Да что бы я ни делал, если тебе это не нравится, не по душе или еще там как-то, ты хоть дернись, возмутись. Нет же! Надо дождаться, когда с нее спустят трусы, достанут из штанов член и вставят ей. И только потом начинается:

читать  девственная киска моей любви

– Что вы себе позволяете?
Интересно, а какой ответ ждет она? Неужели и так не понятно!?
Затем, далее, ты уже несколько раз прокачаешь ей и вдруг слышишь:
– Перестаньте! Я закричу!
Где логика? И звучит это уже на фоне всего остального не убедительно. Если бы захотела, то уже давно бы закричала. Ей-богу, какое-то позднее зажигание.
Вот и в этот раз, похоже, то же самое!
– Давай лучше я к тебе приду! Ты где живешь? – жарко зашептала она, одновременно пытаясь избавиться от моих назойливых вездесущих рук и запахнуть халат. – Я не обману.
Вот это никоим образом не входило в мои планы! В то время я снимал квартиру – что-то типа «гостинки». Знакомые и соседи, увидев ее, точно бы сказали:
– Все! Дошел мужик. Уже всех подряд шпилит.
В подобных случаях никого ведь не волнует богатый внутренний мир человека, а смотрят лишь на то, как одет тот другой, насколько смазлив.
И вот тут я поймал себя на странной мысли. Складывалось такое впечатление, что женщина сама очень хочет близости, но что-то ее сильно останавливает. Иначе, откуда вот все эти то нет, то да? Понятное дело, за дверью в соседней комнате лежит больная беспомощная мама. Но дело было не только в ней, вернее, даже совсем не в ней. Что-то было еще такое, останавливающее ее. И уж точно, это не морально-этические нормы, раз мы уже фактически оказались в постели. Что-то еще.

Разбираться уже не было сил – меня прямо-таки распирало желание. Подо мной лежала женщина с приспущенными трусами, но что-то вдруг пошло не так. Началась ненужная возня. Но у меня есть четкое правило: всякое начатое дело надо доводить до его логического завершения!
Сдерживаясь из последних сил, я смог вогнать ей свое достоинство до упора. На ее лице отчетливо читались все те ощущения, которые она испытывала. Когда я только начал вводить в нее свой член, лицо ее сморщилось, став при этом совершенно безобразным. Когда же он уперся, достигнув предела, ее глаза стали просто огромными.

читать  поездка в машине

Pages: 1 2 3

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *