сосед ира берет несколько петухов 2 часть

— Ага. — открыла затуманенные глаза — Давно так не балдела.
— Я тебе сколько раз говорил, чтобы ты не кончала на чехлы? — толи в шутку, толи в серьёз вопрошал Володя строгим тоном.
— Я больше не буду, честно. — её указательный палец игриво гладил полуоткрытые, влажные губы.
— Так я тебе и поверил. Чехол постираешь.
— «Не виноватая я, он сам прошел!» — цитировала она Светличную.
— С ним я разберусь позже. А ты будешь наказана. — не унимался Володя — Снимай штаны.
Мы прыснули. На Ирине в виде шарфика болталась только скомканная маечка.
— Ну, ты и шутник. Иди сюда. — Ирина потянула Володю за пояс поближе и начала расстёгивать его джинсы. Она стянула их вниз вместе с трусами.
У Володьки был классический фаллос. Ни большой, ни маленький, ни толстый, ни тонкий. Как у Давида Микеланджело.
Ирина нежно поиграла увесистыми яичками в опущенной мошонке. Несколько раз провела по уже набрякшему члену. Пододвинулась, скользя на спине к краю сидения. Головка Володькиного члена была закрыта крайней плотью. Свесив голову с сиденья Ирина притянула Володьку к себе и вобрала, медленно засасывая, весь его член в рот.
Володькина поза была очень неудобной. Он опирался руками на сиденье, одна нога голенью опиралась на острое ребро порога, вторая полусогнутая в колене широко отведена в сторону, чтобы пропустить голову Ирины к своему хозяйству.
Сделав несколько глотательных движений, она выпустила член, а он выскочил и вздыбился во всей своей красе. Розовая головка блестела глянцевой кожей, съехавшая плоть освободила венец и шейку, вены вздулись, придавая пенису ещё большую мужественность.
Ирина оттянула кожицу и снова погрузила головку в рот. Несколько раз прошлась губами вдоль его члена, каждый раз как бы застревая на венце.
— Всё. Давай менять позу. Неудобно, — наконец, не выдержал Володька. — Дайте-ка мне прилечь.
Я вылез из машины. Потянулся, мой член хоть и не торчал возбуждённо, но тоже был в боевом настрое. Тем временем Ирина перевернулась, встала на коленки и начала пятиться. Вид её широкого бесстыдно оголённого зада, аппетитного, ещё влажного «пирожка», заставили меня освободить своё хозяйство от одежды. Я подошел к этому великолепному, беломраморному изваянию и прижал член сначала к выемке под копчиком, потом к расселине «пирожка». Ирина отвела свою руку назад, и я впервые почувствовал её руки не через ткань. Так я тёрся пока, Володька, с торчащим членом, не лёг спиной на заднее сиденье.
Я не видел, но догадывался, что происходит, по ту сторону задницы Ирины. Лишь только начались ритмические покачивания, я приложил головку своего члена к расщелине половых губ и начал неспешно погружаться во влажную тёплую глубину. Колени Ирины были сведены и губы плотно обхватили член. Смазки хватало, и я с упоением ощущал каждое движение, каждое соприкосновение тел. Сначала головка члена проскользнула к клитору, и несколько быстрых движений заставили Ирину охнуть. Какое наслаждение ощущать, как мошонка ударяется о половые губы, а бёдра хлопают по заднице. Я почти вытаскивал член и снова углублялся к клитору, откладывая самое сладкое на потом. И вот я услышал постанывание Володьки, который приближался к кульминации. Я ухватился за тазобедренные кости и вогнал член во влагалище по самые яйца. Ирина вскрикнула, толи от боли, толи от неожиданности, а может быть, как я надеялся, от удовольствия. И я начал работать, погружаясь то медленно, то быстро, вынимая то быстро, то медленно. Особенно мне нравилось засунуть член глубоко, нащупать головкой шейку матки и водить вокруг неё концом. При этом корень пениса тёрся о стенки влагалища, а ягодицы скользили по животу и бёдрам, а руки чувствовали податливое женское тело. Обалденное ощущение.
Волны наслаждения накрывали меня всё с большей силой. При очередном глубоком погружении Ирина вскрикнула, мышцы влагалища сжали меня с такой силой, что, когда я попытался вынуть конец, он налился кровью до такой степени, что, казалось, лопнут сосуды. Тогда я продолжил вращательные движения. Ирина прижалась ко мне ягодицами, спазм прошел. Но теперь её влагалище заработало как доильный аппарат. Несколько таких движений и я казалось, взорвался. Струи спермы вибрируя извергались из меня. Я даже не предполагал, что оргазм может быть столь бурный. А Ирина всё «доила» и «доила» меня, пока я обессилено не упал на колени перед её задом. Капли моей спермы смешались с её соком и медленно стекали по ляжкам.
Я отдыхал, отвалившись к дверце. На конец-то мне открылся обзор, на то, что происходило впереди. Но это был уже финал. Великолепный Володькин хер был повержен. Ещё недавно, упругий, с гордо поднятой головой, т. е. головкой, теперь он обмяк, и, если бы не настойчивые губы Ирины, вообще сжался бы. Неугомонный рот продолжал нежно обсасывать головку, каплю за каплей слизывая извергнутое семя. Но вот эти движения затихли. Ирина перевернулась, устроив голову между ног Володьки, а свешенные ноги упёрла в моё хозяйство. Солнце неумолимо стремилось к зениту, и как бы нам не было хорошо, надо было продолжать путь. Володька достал полторашку с водой. Ополоснулись. Интересно было смотреть, как Ирина, не много отойдя в сторону, не стесняясь, присела, справила малую нужду. Попросила меня полить ей. Опять присела, и стала водить мокрой рукой, по ещё скользкой от спермы, пизде. Пригодилось и махровое полотенце, которым мы обтёрлись. Приведя себя в порядок, мы молча поехали к деревне.
На участок заехали через тыльные ворота, и остановились возле бани. Володька по-хозяйски открыл баню, — «Пусть проветрится. « — И мы направились к большому, добротному деревенскому дому. В доме, в котором зимой никто не жил, пахло сыростью, было весьма прохладно.
— Займёмся делом. — распоряжался Володя.
— Ира, накрой на стол, позавтракаем. Саня, ты растопи печь, а то прохладно и сыро, а я пойду, займусь банькой.

Печь, большая, замысловатая, похожая на камин и русскую печь одновременно, никак не хотела разжигаться. Тяги никакой. Я открыл дверку вьюшки и спалил в ней десяток газет, прежде чем в дымоходе появилась тяга. Дальше дело пошло веселей. Я сидел, скрестив ноги, на меховом коврике, перед печкой и скармливал ей лучины, щепки, полешки и наконец, заложил в топку поленья, которые быстро занялись и весело потрескивая, наполняли комнату теплом. Я снял футболку и наслаждался, глядя на огонь, теплом и покоем.
— Я замёрзла. — Ирина подошла сзади и положила холодные руки мне на плечи. — Погрей.
— Иди сюда. — Я посадил её перед собой. Обвил руками её талию, а носом уткнулся в тонкую, ароматную шею. Руки сами собой начали бродить по животу, груди, то и дело, пытаясь, просунутся под тугой пояс. Мои губы пощипывали нежную кожу шеи, посасывали мочку уха. Ирина гладила мой затылок и прерывисто дышала. Я опрокинул её на спину и стал целовать в губы. Она ответила, обняв меня за шею. Юркий язычок раздвинул мои зубы и стал играть моей неповоротливой лопатой. Недолго думая, я расстегнул её шорты и стяну их пальцами ноги. Руки с удовольствием нащупали уже знакомые контуры её тела, пальцы нырнули в ложбинку больших губ к клитору и дальше. Я зажал твёрдый бугорок влажными пальцами и начал дрочить его. Одарив страстным поцелуем, Ирина столкнула меня, и сама взгромоздилась сверху.

Pages: 1 2 3

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *