полная сексуальная продавщица 2

– Цветочек ты наш, Люда, ты богиня, ты повелитель наших сердец, – мягко, вкрадчиво шептал Армэн, но так твёрдо и убедительно, чтоб женское сердечко дрогнуло и не смело трепыхнуться к сопротивлению или возражению.
Она вовсе не сопротивлялась, покорно сидела, когда армянка стала сбрасывать уже расстёгнутый халат, жарко целуя её в губы, языком забираясь в ушко, лаская языком плечи и долго, сильно целовала соски, всё…
Она сдалась, она горела новым желанием, страсть пылала меж ног и сосок армянки прикоснулся к губам блондинки, потом в жарком поцелуе вовсе утонул во рту Люды. Люда приподняла попу от стула, когда мужские руки, нежно гладившие её бёдра, начали стягивать трусики, уже давным давно промокшие от сока любви исамого настоящего бабьего хотения. Вдруг она вздрогнула, замерла, когда трусики были уже на полу и их хозяйка переступая с ноги на ногу, выходила из них.
– Милые, родные мои, я готова, я понимаю, что сейчас будет… вобщем ДА, конечно ДА… только вот я не всё могу, я на всё готова…, – пряча своё волнение, сильное смущение за лёгкой улыбкой раскрасневшаяся Белоснежка почему-то тихо проговорила, – ваши мужчины… ну так я слышала, вобщем кавказские мужчины любят в женскую попу и я этого не могу. После операции, мне больно. Пожалуйста, я прошу не мучайте меня…
– Ангел, а в ротик?
– Сколько угодно и ласково и глубокая глотка и долго, – улыбнулась, облегчённо вздохнула Люда, сияя голубыми озёрами.
Гости повели хозяйку в спальню и на ходу стали раздеваться с помощью нагой Людмилы. Через пару шагов каждый лишался одной из вещей, под стоны и жаркие взасос поцелуи, тискания и сплетения тел. Первой упала футболка Роксаны и Мила целуя соски любовницы опустилась на колени, начала медленно скатывать тончайшие колготки. Под поцелуи вниз поползли трусики. Дальше штаны мужа, его рубашка с трусами упали через шаг-два, красавец-член уже не раз побывал в устах обеих девочек.
Они вдвоём целовали этот фаллос, облизывали, двигаясь к головке, потом вдруг сливались в пламенном поцелуе. Это было и стыдно, и сладко, и так неведомо, и ново. Троечка это была тайная мечта многих жильцов дома, но не все могли в том признаться.
– Я же тебе говорила, дорогой мой господин, она умная, страстная девочка… ОЙ ОЙ… ох, милая, сколько я ночей не спала, мечтая о тебе, сколько мужа уговаривала к тебе честно подойти и предложить…
Белокурая бестия познала, мягко говоря, больше одного мужчины, ну типа честь супружнюю блюла, но не со всеми. Думала, что всё испробовала, что ничего нового не узнает, просто это будет больше сладостных оргазмов, больше криков и удовольствияс новым правда розовым окрасом.
Но вовсе не знала, как сильно она заблуждалась. Много позже Люда мне призналась, что эта ночь подарила совершенные, неописуемые, новые ощущения, новые, тайные, радости, которых многие бабы и вовсе не узнают в жизни, лишь потому, что боятся лейсбийской любви, дурры потому что.
Никто не ожидал, а южная развратница вдруг схватила с тумбочки бюстгалтер хозяйки, приставила к ним стул со спинкой, быстро привязала поднятую ногу к спинке стула, вторую отодвинув подальше, возбуждённо, задыхаясь от счастья, почти крикнула:
– Любимый, дорогой, твои губы и грудь нашей девочки, а мне низ! Мила, сейчас ты полетиш к границам сознания, на грань познания добра и зла!
Опускаясь на колени перед Белоснежкой, стала мучительно медленно пробираться по ножке вверх, целуя то одну внутреннюю часть бёдер, то другую и не давая их сдвинуть. Армэн не заставил даму ждать, стал нежно обнимая, гладить плечи, смущая её взглядом, потом поцеловав жарко в губы их языки пустились в пляс, в то удивительное танго любви, которое может возникнуть лишь при единстве душ и тел.

Напряжённый пенис иногда играл головкой у кустика волос внизу живота Милы, упирался в крупный, глубокий пупок, пугая желанием проткнуть этот мягкий, круглый живот.
Губы и язык армянки летали по бёдрам до тех пор пока она не увидела, что налитые кровью, огромные, мокрые губы партнёрши были напряжены до предела, казалось, что ткни в них пальчиком и хляби небесные разверзнуться, из недр красавицы хлынут рекой нектар, оргазм и крик сверху вполном беспорядке любовного хаоса. Из густой поросли раскрывался крупный ротикв самой соблазнительной улыбке, капельки мёда уже пропитали ближайшие волоски, клитер набух и огромной жемчужиной прятался в капюшёне, в уголке той улыбки. Но хитрющая мучительница не стала проникать, она лишь легонько прикасалась к промежности любимой девочки и передвинулась так, чтоб было удобно мучать ласками сзади, под ягодицами, под коленочками и снова вверх, легонько утапливая язык в попочку к самой дырочке ануса.
Людмилу ласкали, просто истязали нежностью до крика, до мольбы завершения, никто не слышал её, каждый играл свою роль и каждый наслаждался этим податливым, темпераментным, молодым телом новоиспечённой партнёрши.
– А А А! Ой ОЙ ё Ё мама, Блядь, умоляю дайте я лягу, милые, что угодно делайте со мной, только дайте лечь… А А А… ОЙ..Ё.. Ёб… твою… да выебете уже меня, – вопила и умоляла Людмила, она рычала и хрипела, ругалась и снова молила не останавливаться.
Так тянулось бесконечно долго, пока не взорвался в ней вулкан с магмой от одного лёгкого прикосновенья двух пальчиков к клитеру в сочитании с языком в анусе. Это было сильнее наркотика, мощнее ядерного взрыва в пылающем лоне молодой женщины и не имея возможности сдвинуть ноги мощный впрыск жидкости сильной струёй плюхнулся на ковёр, будто насос выбросил под давлением вместе с её соком её самою. Крик содрогнул стекло и улетел в далёкие дали над кварталами.
Когда её отпустили, рухнувшая , очумелая, пьяная от любви дама долго не могла отдышаться, хватала воздух, что-то шептали губы, но этого было не разобрать.
– Что это было… я думала уже умерла… бл… я чуть с ума… может я уже не сдесь.., снова и снова бормотала блондинка, растягиваясь на пушистом ковре, раскидывая полные ножки и руки в стороны, уже в бесстыжей позе выставляла себя на обозрение, на употребление…
Армэн, как настоящий мужчина, галантный кавалер сгонял к себе домой, притащил в спальню ещё пару коньяку.Все с удовольствием тянули огненную жидкость, силы восстанавливались, возвращалось возбуждение, вся троица разглядывала друг друга, наслаждаясь видом обнажённых тел.
Две красавицы сели на кровать, обнимаясь и лаская свою подружку. Потом Люда приоткрыла губы перед стоявшим у её личика членом, поцеловала самый кончик, стала кончиком языка водить по уздечке, потом по гребешку головки, забирала понемногу в рот самое навершие, потом снова и снова выпускала из губ и языком лизала
член.

Pages: 1 2

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *