от девы до развода 1 часть

Антон в свои двадцать три года считал себя по природе настоящим распутником. Испробовав впервые женщину в нежном возрасте, когда нормальная половая жизнь пока что далека, как цветение вишни в марте, он нашёл в этом занятии огромное наслаждение и величайшую телесную радость. Первые годы половой жизни не могли в полной мере раскрыть всю прелесть и безграничные возможности общения с противоположным полом. Возраст и неразборчивость в партнёршах удерживали его в узких рамках юношеского эгоизма, когда он стремился удовлетворить только свою потребность в сексе и не думал о той, в которую трахал по нескольку раз за ночь. Отдрыгав задницей по кроличьи четыре-пять раз, гордясь своими способностями, не задумываясь, получила ли та, в которую он сливал свою магму, удовлетворение, было ли хорошо подруге, испытала ли оргазм хоть разок.
Однажды судьба свела нашего молодого героя с Полиной, тридцатишестилетней, пышногрудой стройной шатенкой. Только в общении с этой опытной и прекраснейшей из всех женщин, которые он имел, понял и оценил бездонность и неохватность счастья, которое дарит сексуальное общение. За полгода жизни с ней для Антона открылся новый мир — мир истинного секса и наслаждения. Он стал любить не только и не столько женщин и даже сам процесс совокупление, сколько их сладенькие, жаркие пещерки… От малограмотных в сексе мужичков, коротающих свободное время у пивнушки, он зачастую слышал, что, мол, все бабы одинаковые. Но Антон категорически возражал: нет! Как женщины все абсолютно разные, так и их пиздёнки… Большая разница и в том, как та или иная обладательница пещерки… подает её.
За годы распутства и блуда (нет, не то, назовём это активной сексуальной жизни) Антон навидался их несчитано: у одной писечка ближе к животу, у другой к анусу, у третьей разрез половых губок длинный, у четвёртой — наоборот, у пятой срамные губы сжаты и все упрятано, у шестой —как раскрытый зёв, и все наружу, у седьмой шейка далеко в глубине, а у восьмой входишь аж в матку, у девятой, десятой… и т.д.
Как-то он запал и даже вроде не на шутку влюбился в двадцатилетнюю длинноволосую чернявую смугляночку Эльвиру, с которой познакомился в кинотеатре. Подолгу гуляли по вечерним улицам, сидели допоздна в парках и скверах, целовались до скулосведения и тискались так, что болели суставы. Она была ещё девственницей и никак не могла решиться с ней расстаться, поэтому в лучшем случае разрешала пальчиками прикасаться к преддверию, покрытому порослью темных волос, и даже немного погружать их немного вглубь влажноватой и вязкой слизистости, а сама осторожно и несмело трогала его член, гладила, ласково трепала, чуток подрачивала, изучая невиданный ранее инструмент, но ввести его во влагалище не позволяла. После таких ласк у Антона, естественно, оставалось чувство глубочайшей неудовлетворённости, хотелось выпустить пар наружу. Однажды из-за её игр Антон кончил девушке прямо в руки. Та рассматривала белесо-прозрачные сгустки липкой спермы и удивлённо восторгалась:
— Ты кончил, да? Это у тебя щас оргазм был, да? Вау! Офигеть! Как здорово!
Её наивность и неискушённость в сексе обескураживали. Но это была именно та изюминка, которую импонировала Антону.

читать  от девы до развода 1 часть

—Это всё не то, моя маленькая шалунья. Настоящий оргазм там, — и пальцами оттягивал одну из срамных губ её девственной и манящей пещерки.
— Антоша, ну я не могу. Нельзя. Я дала себе и маме слово, что выйду замуж девственницей. Прости…
Но парнише так сильно хотелось побывать в ней, войти и исследовать своим красноголовым щупом притягивающую глупенькую незнайку, что он однажды в пылу нестерпимой хотячки выпалил:
— Слушай, а давай мы поженимся.
— Н…не… знаю. — оторопела девушка. — Нужно спросить маму.
— Лады, — нисколько не смутился Антон. — Какие проблемы? Ты меня любишь, я тебя — тоже. Я думаю, твоя мама будет не против, если её дочка выйдет замуж по любви.
— Ну конечно же, милый, она не будет против.
И вот в один из дней, когда Антон, как обычно, после работы забежал за своей пассией, чтобы погулять с ней в парке или сходить в кино, его ждал приятный сюрприз — долгожданное ДА! Эля сияющая от радости повисла у Антона на шее, а её маманя, проронив слезинку, напутственно сказала:
— Раз хочется, женитесь, уже не маленькие. Дай вам Бог.
Сидевшая за столом во время сватовских переговоров младшая сестрица Эли, восемнадцатилетняя Верочка, елозила по стулу оттопыренной попкой и завистливо-мечтательно пропела, закатив глазки:
— М-м-м, свадьба!.. Вот здорово!
— Тебе ещё рано думать об этом. Школу закончи для начала, — одернула её строгая мамаша.
Летели дни, отведенные ЗАГСом для окончательного решения. В один из них Антон с невестой оказались в его холостяцкой хатке с обтрепанными и заворосёнными краями простыней, с облезлой наволочкой и его стоячим членом.
Возбужденный парень одарил Элю испепеляющим жаром страстных поцелуев и потянулся к застежке своих черных джинсов. Ширинка разошлась с еле слышным сквозь сгустившийся воздух в комнате скрежетом, который послал волну мурашек по девичьему телу.
В полумраке член Антона выглядел огромным и толстым. Девушка взяла его в руку, приласкала напряжённый ствол, её пальцы прошлись по паутине венок, идущих вверх и вниз по всей длине бархатистой стали. Она чувствовала мощь, пульсирующую в руке, когда проводила пальцами вверх по члену и снова опускалась.
Одна только мысль о том, что сейчас её возьмут, заставляла сжиматься в спазмах. Дыхание? Оно давалось всё труднее с каждой секундой. В две секунды Антон снял с неё блузку и бюстгальтер, небрежно кинув их на пол. Как только он управился с этим, его рука молниеносно передвинулась на Элину грудь, безжалостно сжимая пальцами сосок.
Антон был умелым доминантом, держащим всё под контролем. Он совершал именно то, что делал много раз до этого: ласкал пальцами чувствительное местечко девушки, знал, куда именно нажать, чтобы заставить партнершу затаить дыхание и потерять разум. Ощущения возрастали всё сильнее и сильнее, угрожая поглотить её полностью. Дрожь предвкушения пробежалась по спине, опускаясь ниже между ног, сворачиваясь в плотный клубок возбуждения, доводя Элю до грани чувственности. Кровь бурлила, вознося её все выше и выше.
Эта сладкая пытка продолжались минут пятнадцать, после чего Антон спросил у шалуньи, обдав жаром своего дыхания:
— Ты до сих пор не веришь мне?
— Верю, но боюсь. — Он услышала дрожь в её голосе. — Как подумаю, что из-за твоей прозрачной сметанки, которая вольётся в меня, может наступить беременность, то меня оторопь берёт. Я не хочу рожать сразу.
— Сразу ничего и не будет. Я не спущу в тебя свой нектар.
Прежде чем Эля ответила, Антон просунул руку ей под юбку, взялся за резинку трусиков, медленно снял их и бросил ткань на пол…. Потом скользнул пальцами по влажному лону, поглаживая прямо по клитору и мягко лаская пальцами. Миллионы нервных окончаний, скрытых у этого самого потаенного входа в девичье тело, сладостно содрогались от умелых мужских ласк. Эля прикусила губу, чтобы не закричать.

читать  набожный человек вкушает грех

Pages: 1 2

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *