наслаждался каждым сантиметром ее тела 3

— Нравится тебе картина? Лицо в сперме, на груди написана сущность?
Настя в ответ промямлила что-то не внятное.
— Иди, умывайся, — я слегка шлепнул партнершу по заднице. — Не вздумай смыть мое творчество с груди.
В ванной Анастасия провела довольно много времени, видимо переводила дух, после жестких анальных развлечений. Когда она появилась я решил продолжить дисциплинарные игрища.
— Принеси мне свои трусы, — я указал на стул, на котором лежали Настины вещи.
Дама принесла мне свое нижнее белье. Я скомкал их и бросил в дальний угол комнаты:
— Еще раз принеси!…
Алекс не любитель однообразности. Начал менять местоположение, туда-сюда-обратно.Мне это
напомнило старую компьютерную игру «Перестройка». В ней надо была прыгать с островка на островок, которые уменьшались в размерах (тонули). Но и этого показалось мало, решил вернуться к оральному сексу. Что ж, пососём ещё, если хочет. Мне понравилось. Алексу, надеюсь тоже. Кончить в рот не захотел. Выплеснулся мне на лицо. Я хотела размазать (сперма считается хорошей маской для лица), но не разрешил. Написал на груди любимое слово по-немецки. И показал свой боди-арт мне в зеркале. Видок у нас был живописный. Всклокоченная я в потёках спермы на лице и надписью губной помадой на груди на фоне не менее лохматого разгоряченного мужчины.
Добравшись до ванной комнаты, я привела себя чуть-чуть в порядок. Надпись, «отражающая мою сущность» (по мнению Алекса) оставила. Если перефразировать любимого Алексом поэта «все мы немного шлюхи». Правда в одном популярном фильме про мужчин это было сформулировано: «Все мы молодцы!».
Выйдя в комнату, получила приказ отдать трусики. Зачем они ему? Отдала. Мне не жалко, есть другие. Но Алекс скомкал их и бросил в сторону. И приказал принести опять. Принесла. Действие повторилось. Ага! поиграем в «Собачку». На это раз руками брать трусики не стала. Опустилась на четвереньки, гавкнула (вдруг не поймёт, кого я пытаюсь изобразить) зубами схватила трусы и так пошла к Алексу. Немного не доходя до него, остановилась и вытянула шею, протягивая ему «добычу». Когда он попытался взять у меня трусы, присела на попу и замотала головой. Чтобы отнять у меня игрушку, Алексу пришлось встать. Но я опустилась на пол и спрятала голову руками. Хозяин скомандовал «Отдай!» Но собачка не захотела расставаться с любимой вещью, выражая нежелание верчением головой и поскуливанием. Алекс решил отнять, попробовал действовать силой. За что был укушен.
Меня укусили, ну не то что бы укусили, я бы сказал прикусили. Я был озадачен, но с другой стороны, пэт плей во всей красе. Я отошел от своей подопечной. Вынул из брюк ремень и намотал его на руку.
— Знаешь, что делают с дерзкими псинками? — спросил я Настю. — Их наказывают! Залезай на кровать.
Анастасия залезла на кровать, опасливо косясь на ремень. Я поставил ее на четвереньки, заставив сильно развести бедра. Ее ступни свешивались с края кровати. Трусы полностью запихал в рот.
— Мы же не хотим, чтобы соседи услышали твой скулеж? — подпустил я саспенса.
Потом я стал играть с влагалищем женщины. Я оттягивал половые губы, сжимал их. Пальцами нажимал на клитор, иногда проникал во внутрь. Делал я это довольно активно и грубо. Когда Настино влагалище стало увлажняться, и она стала сама насаживаться на мои пальцы я нанес первый удар ремнем. Я помнил про недопустимость следов, поэтому доставалось ее ступням.
— Раз, — считал я удары. — Нельзя кусать хозяина, а то шкурка может быть попорчена!
В общем каждой ступне досталось ударов по десять.
— Теперь то отдашь трусы, гав-гав? — поинтересовался я.
Анастасия развернулась ко мне лицом и выплюнула трусы, но раскаяния в ее глазах я не увидел. Я достал телефон и посмотрел на часы, время за тематическими развлечениями пролетело незаметно.
— Нус, Анастасия, надо бы еще разок тебя трахнуть, — начал я заключительный акт представления. — Но я не уверен, что хочу. Попроси меня как следует с описанием того как и куда тебя надо трахать?
Да. Я покусилалсь, в буквальном смысле, на тело Алекса. Наказание последовало за преступлением. Довольно бесцеремонно хватая меня за нежные места, он смог опять меня возбудить. Но ремень достал из брюк не просто так. Несколько ударов по ногам. Хорошо, что не садист. От души, но без фанатизма и не со всей дури отмерил мне 20 ударов. А мне нравится число 21! Но с трусиками во рту мне было об этом не рассказать. И выплюнуть их разрешил только после окончания экзекуции.
— А теперь попроси, чтобы я тебя трахнул. И расскажи, как ты это хочешь.
Финальный аккорд! Не люблю и не умею просить. А рассказывать о желаниях — это вообще последнее, что я хочу.
— Дорогой господин, Настя очень хочет вас ещё. Пока ремень у Вас в руках, шлёпните меня, пожалуйста, ещё раз. А потом оттрахайте как Вам будет угодно. Но если Вас интересуют мои желания, начните с миссионерской позы. А дальше — как пойдёт. Настя уже течет как сука. И надеется на благосклонность Алекса.
Постаралась скроить смиренную мордашку и сделать взгляд как у кота-Бандероса.
Алекс явно не вдохновился моей просьбой. Мне не очень понятно, почему многие так презрительно относятся к классической миссионерской позиции. Она даёт ощущение полного соединения не только члена и вагины, а всего тела. Можно целовать, кусать, облизывать, царапать друг друга.
Я не сильно шлепнул Настю ремнем по попе.
— Анастасия! Миссионерская поза — это моветон, придумайте что-нибудь оригинальное, — патетично выдал я.
Анастасия посмотрела на меня недобро, я приготовился к очередной ее выходке, она не заставила себя ждать
— Тогда давайте использовать не те отверстия, которые сегодня уже использовали, — прищурилась Анастасия хитрым «Ленинским глазом». — Это не моветон?
Не знаю, что ожидала от меня дама, но у меня много фетишей, но не съязвить в ответ я не смог. Я взял в руки смазку и сказал:
— Подставляй нос! Тебя когда-нибудь трахали в ноздрю?
Этот вопрос явно озадачил мою партнёршу. Я не стал доводить ситуацию до абсурда.
— Договоритесь вы когда-нибудь Анастасия… — после этих свойств я смазал ступни дамы и руками свел их вместе.
Вдоволь потрахав ее между ступней я продолжил свои фетишистки изыскания:
— Жаль грудь маловата, люблю примостить свой член между сисек, но и тут есть решения.
Следующим исследуемым моим членом отверстием Насти оказалась подмышка, смазка и тут помогла мне в моих изысканиях. Досталось обоим подмышкам Анастасии, надо сказать, что секс в таком малопригодном для этого месте это не очень удобно, но сам процесс завораживает.
В конце я уложил Анастасию на спину, взял ее руку и положил на свой член.
— Давай посмотри, кто первый кончит? — с этими словами и принялся ласкать клитор женщины.
Тут победила Анастасия, сначала я кончил ей в руку, а потом уже довел до оргазма.
Это был последний акт трагикомедии, происходящей в моем номере. Потом было намывание, одевание и прощание.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *