красивая картина 1

Я хочу…
Желание. Чувство врывающееся в сознание неожиданно. Оно зарождается где-то там, в глубине, на окончаниях нервов в калейдоскопе нейронных вспышек. Ураганным потоком несется на немыслимой скорости, складывается в фантастические формы, облачаясь в одежды феерических красок, наполняясь ветрами эмоций. В конечном результате, как это не банально звучит, прилетает мысль — Я ее хочу. Давайте не лукавить. Мысль то вовсе прилетает с неописуемой варварской пошлостью и вырисовывается такими нелитературными, а вернее нецензурными эпитетами, что озвучь я их здесь и сейчас, то на всем этом повествовании можно и должно бы было поставить жирный крест. Здесь еще будут звучать те слова, что зовутся матом, хоть это и не делает мне чести.
В скоротечной суете городов, как в прочем и не только. В потоке людской массы, мы идем все на своей волне, стараясь, а вернее на полном автомате не замечая вокруг себя в смешанной гамме красок, чего-то особенного. Вдруг. В самый неожиданный момент. Из всей этой, на мокро-серой, асфальтной гамме, появляется та, что рождает желание. Вы скажите, что это не так? Возможно. Но поток мыслей всех находящихся вокруг вас в этот момент. Непередаваемо одурительный, здесь есть все. Все что мыслимо и не мыслимо. Утюг, что остался одиноко в квартире, как он там включен или же все сгорит к приходу с работы. У Петрова новая машина, а мне копить и копить, а он на всем готовом у родителей. Тампон зараза, сидит неуютно. И все в таких вот обыденных мелочах. Я вижу ее, я словно барьером отгораживаюсь от того потока, что струится в головах людей.
До нее еще добрых метров тридцать. Но почему-то, сознание выхватило именно ее. И я знаю, что мы поравняемся и разойдемся в разных направления. А может. Я набрался смелости? Нет скорее наглости и перестроившись в потоке так чтобы столкнуться с ней лицом к лицу, в нужный момент остановился и заговорил. Нет не о погоде, не об искусстве и ни о чем, что могло бы выставить меня в благоприятном свете. Нет. Я произнес, что хочу ее. Более того, хочу сейчас же. Незнакомка ответила довольно тихо, но так что я ее очень отлично услышал. — Ну не прямо же здесь. Здесь нас просто замучают советами. Буквально в десятке метров позади вас есть весьма уютная подворотня. Там коричневым цветом окрашенная дверь дворницкой. Давайте лучше там. Всего двести рублей за час и Фархат предоставит нам шикарный диванчик.
Это был непередаваемый словами час времени. Я читал ее мысли, я знал, что, куда и как она хочет. Взрывы оргазма и наслаждение отката, разгоряченные тела, благоухающие потом и сексом, а затем новый шквал страсти, накрывал нас волнами безумной близости. Потом наступил штиль. Она достала из сумочки пачку сигарет раскурила две, одну протянула мне. Мы лежали обнаженные под сводом, давно не беленного потолка, на упругом, старом, кожаном. но очень чистом диване и блаженно втягивали в себя потоки никотина, выпуская струи дыма. Затем почему-то, не сговариваясь, быстро оделись и сидели, на этом прекрасном диванчике, дожидаясь прихода Фархата.
— Ты уже здесь бывала? — Спросил я ее, хотя знал ответ. Что она никогда здесь не была.
— Нет. Я просто знала. Не понимаю откуда, но знала.
— Мы еще увидимся?
— А зачем. — Она мило улыбнулась. — Мы оба получили то, что хотели. Хотя любой город, что та же деревня, все со всеми, всегда пересекаются. — Порывисто встав, она нежно меня поцеловала, легким, еле заметным, касанием губ. — Мне понравилось. — Едва слышно, выдохнула она и тут же скрылась за дверью. А я еще несколько секунд сидел, прекрасно осознавая, что гнаться бессмысленно, просить телефон напрасное старание. Но вот то, что мы еще встретимся, я был абсолютно уверен. Не знаю где и когда, но непременно. Но вся эта история, не о ней, а о другой женщине, той что, по сути, вызвала к себе, гораздо больший интерес и непреодолимое желание.

читать  незабываемый отпуск

Я хочу…
Когда я вновь приехал в Малаховку, на дачу своего старинного друга, которая сейчас пустовала, я еще не знал, но в душе, очень надеялся: увидеть, встретить и возможно, даже попытаться заговорить с той, обворожительно прекрасной женщиной, которую видел на пляже в прошлом году. Это были короткие встречи, не более часа каждая, когда она плавала в реке вместе с двумя детьми. Девочке лет тринадцати и мальчик семи, восьми лет, не больше. Молодая женщина, была блистательно-шикарной. Удивительно красивые черты лица, большие, темные, притягательные глаза. Словно выточенная универсальным мастером, фигура Венеры. Но не это было самым главным. В ней внутренним светом, сияла аура благородства и силы. К ней притягивало будто магнитом, не только взгляд, но и мысли. Я не видел, а скорее чувствовал, что она не совсем счастлива, но, тем не менее, ни разу не попытался подслушать ее мысли. Так или иначе, но заговорить с ней, познакомиться, у меня не хватило решимости, хотя взгляды которые она бросала в мою сторону, были весьма не лишенные интереса. Был лишь, единственный случай за все время моего пребывания там, я перекинулся с ней несколькими словами, это случилось, когда приезжал мой друг Эдик Миров на пару дней со своим братом Сергеем и племянником Владиком, проведать меня, отдохнуть, ну и оглядеться, как я присматриваю за его дачей. На пляже в тот день, было не много людей после полудня. Парочка деревенских девчонок загорали на расстеленном покрывале, постоянно весело щебетавших между собой, с любопытством оценивали нашу компанию и принимая самые, на их взгляд вызывающие позы, своими телами в миниатюрных купальниках, сводили с ума и без того подвинутого рассудком Митеньку, местного тихо помешанного. Семейство верующих, но не православной веры, а некой другой. О таких, в народе говорят сектанты. Между тем, я познакомился с Иваном Михайловичем, отцом не малой семьи и он мне очень понравился, беседы с ним были весьма интересны. Вышли на наш берег и эти трое, мама и ее двое детей. Именно тогда, женское внимание, привлек блаженный Митенька. Часами на пролет, сей не молодой уже мужчина, мастурбировал, сидя в густой высокой траве, находясь на безопасном для себя расстоянии от объектов его эротических фантазий, если таковые у него были. А пара коз его мамаши паслась не в далеке, привязанные тонкими цепями, выедая траву ровно такой окружности вокруг, на сколько хватало полированных звеньев метала
— Что делает тот мужчина? — Обратилась она к нам, троим вместе взятым, а не к кому-то конкретно.

читать  что случилось после девичника 2

Pages: 1 2

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *