какое чудесное время

В этот день я возвращался домой из института и уже подошел к своему подъезду. После дембеля мать вручила мне документы на дедову «однушку» и я переехал из нашего небольшого городка-спутника в мегаполис. С определенным напрягом, но поступил в институт. Проучился там почти два месяца, но новых «социальных связей» не завел. Как-то не складывались у меня близкие отношения с однокурсниками… Может быть потому, что большинство одногруппников составляли очкастые «ботаны», а я же наоборот — широкоплечий дембель ВДВ… Имевшаяся в группе парочка парней-“мажоров» не обращала на меня никакого внимания — я ведь «понаехавший провинциал»!
Среди девчонок тоже никто особо не приглянулся — либо «серые мышки», либо такие «лебеди», что просто пробы негде ставить…
Итак, я уже вошел в подъезд и начал подниматься по лестнице на свой второй этаж. В моем пакете с коллажем из фото штурвала, подзорной трубы, а также хронометра и барометра (нравятся мне такие старинные вещи) болтались несколько банок «Гёссера», колбасная нарезка, кусок сыра, пучки зелени и что-то еще по мелочи. Завтра была суббота и я собрался вечером «промочить горло».
Раздавшийся с площадки третьего этажа женский голос, заставил меня вздрогнуть и остановиться посреди лестничного марша. Заговорившая со мной женщина появилась там совершенно неожиданно и совсем бесшумно.
— Здравствуйте, молодой человек!
Голос у нее был мелодичный, но с легкой хрипотцой. Симпатичная, на вид лет 30—32 — есть женщины (и мужчины), возраст которых определяется с трудом. Естественно, я мгновенно пришел в себя и вежливо улыбнувшись ответил:
— Здравствуйте! — и выжидательно посмотрел на нее. Чего это понадобилось от меня этой незнакомой (но вроде симпатичной) тёте?
— Я ваша соседка, живу на третьем этаже, в трехкомнатной… Давайте знакомиться — ведь я так понимаю, что вы здесь устроились надолго. Меня зовут Тамара Петровна… — и она выжидательно уставилась на меня не забыв, впрочем, тоже улыбнуться.
— Меня зовут Алексей, и вы правы, я здесь минимум на пять лет задержусь, пока институт не закончу, — зачем-то начал пояснять ей — ведь меня об этом никто не спрашивал!
— Очень приятно, Алеша! И добро пожаловать в наш дружный подъезд!
Странная фраза — как из старого фильма… Но на этом, снова улыбнувшись другу на прощанье, мы слава Богу разошлись. Я свернул к своей квартире, а она процокала каблучками вниз — к выходу из подъезда.
Только зайдя домой, и бросив пакет на кухонный стол я задумался: «А чего это она не на лифте? И как она на лестнице сумела бесшумно подобраться — с такими-то каблучищами? Ждала что ли на площадке? Да ну, бред, сдался я ей… Мне двадцати одного нет, а ей за тридцатник… « Тут из пакета выкатилась банка пива и «загадка Тамары Петровны» перестала меня занимать.
Хорошенько распробовав накануне «Гёссер», я проспал почти до двух дня. Потом не спеша умывался, готовил себе то ли поздний завтрак, то ли ранний обед. Насытившись, вспомнил: сегодня же футбол по телеку! Наши с португальцами играют! Пока пялился в телевизор (с перерывами и рекламой все действо заняло часа два с половиной), не заметил как пробило семь вечера. У деда стояли напольные часы с боем и он в завещании запретил их продавать или выбрасывать… Ну я и вел себя соответственно, соблюдал волю покойного родственника. Сначала «бой курантов» немного раздражал, потом привык. Останавливать же часы посчитал неуважением к памяти предка…
С последним ударом часов ожил дверной звонок. Я удивленно вытаращился на коридорную дверь — кто бы это мог быть? У меня ни в институте, ни в этом доме, ни даже во всем большом городе как-то не завелось таких знакомых, которых я бы захотел пригласить в гости.
Менты? Жилконтора? Да вроде я нигде не дебоширил и долгов по ЖКХ у меня нет… Да и ведь сегодня суббота, выходной, как бы… Разве что какие-нибудь «свидетели Иеговы» хотят в свою секту сагитировать. Ну я им сейчас…
Осторожно, чуть не на цыпочках подкрался к дверному глазку, выглянул и обомлел — на площадке с легкой полуулыбкой на слегка подкрашенных губах стояла Тамара Петровна! С десяток секунд посоображав, что же делать, я оглядел себя в зеркало в прихожей — вроде одет в домашнее, но прилично, умыт, причесан… Ладно, открываю — соседка все же…
— Здравствуйте, Алеша!
— Здравствуйте Тамара Петровна!
Она подошла ко мне почти вплотную (не пытаясь, впрочем пройти или заглянуть в мою квартиру). И сразу «взяла быка за рога»:
— Ой, Алеша, извините за беспокойство но мне нужна ваша помощь… У меня на кухонном шкафчике перекосилась дверца, знаете — так неудобно… Не могли бы вы ее подрегулировать? Она как-то «светло» улыбнулась (как они это делают?) и повернулась в сторону лестницы, ни минуты не сомневаясь очевидно, что я последую за ней… «Офигеть!» — единственная мысль, которая пронеслась в моей голове. И я пошел за ней — неудобно же обижать соседку — только познакомились!

читать  потрясающий минет в ночном клубе

Вопрос, почему во всех 36-ти квартирах нашего подъезда не нашлось других «специалистов» по ремонту кухонных шкафчиков тогда как-то не пришел мне в голову… Пока поднимались на третий этаж, я зачем-то взглянул на ее ноги — женщина была в домашних тапочках с какими-то помпонами и поэтому передвигалась совершенно бесшумно на вполне «законных основаниях»…
На кухне Тома (я решил так называть ее про себя), подвела меня к шкафчику с перекошенной дверцей. Но когда я заглянул вовнутрь, то увидел, что регулирующий шарнир просто аккуратно откручен от основы и откинут в сторону — еще бы тут не было перекоса! Крестовая отвертка и выкрученный крепежный винт преспокойно лежали прямо под шкафчиком, на кухонном столе. Я чуть не выматерился вслух — она издевается что ли, сама ведь выкрутила! Но благоразумно сделал это про себя. Мне дверцу прикрутить нетрудно, а что на самом деле нужно от меня тете Томе я, быть может, узнаю по окончании работ…
Когда шарнир был «посажен» на место, я проверил насколько прямо встала дверца и отложив отвертку повернулся назад, чтобы со словами: «Принимайте работу, хозяйка!» поскорее откланяться. Не люблю неловких и непонятных ситуаций!
Но заготовленные слова застряли у меня в горле — Тамара Петровна стояла прямо за моей спиной и… она несильно двинула рукой и ее махровый халат как бы случайно немного распахнулся… Под ним на «тётеньке» ничего не было! Тома схватила меня за руку своей мягкой теплой ладошкой и притянула к себе…
Как мы с ней очутились в спальне, вспоминаю с трудом. Халат полетел на пол и обнаженная женщина обвила мою шею руками, а ее горячие и довольно еще упругие «дыньки» тесно прижались к моей широкой грудной клетке…
— Алешенька, поцелуй «тётю Тому»! Я так этого хочу! — её просьба, изложенная страстным шепотом, была незамедлительно выполнена!

читать  холодная ночь

Pages: 1 2 3

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *