идеальный способ отметить женский день

Праздновали мы 8-е Марта, я, моя жена и кума, хорошенько подвыпили. Надо признаться кума мне нравится давно, ещё с молодости, такая же ладная фигурка, как и прежде, сама Мила и попочка милая, небольшая грудь, хорошенькие ножки и возрастной животик совсем не портит картину эротизма и сексопильности, которые она истачает, Соблазнительно улыбаясь.
Жена вышла из кухни.
– Ты действуй, а я посплю, — тихо заорала моя совесть.
И я полез куме в штаны, не замечая труселей ажурных.
– Ну, началось, давай, ладно уже, чёрт с тобой… — пьяно смеялась Мила.
Я ласкал лобоки клитерок, хотел пососать грудь и стал вытаскивать её из бюстика, чуть придавил и Мила возмутилась:
– Я конечно тебя люблю, но как кума, а как мужчина ты груб и меня не заводишь!
Это меняразозлило, да ещё на голубом глазу, ведь раньше не любила романтики, говорила, что мол люблю по рюмке и в кровать. Вобщем полапал я Милку и обиделся на неё. Много лет назад я её трахнул и сестру её родную тоже, но той ломал целку и это уже другие истории, напишу потом.
– Вас, мадам, контрольный выстрел бы не испортил…, — с ненавистью подумал я, когда ядовитое жало облома вылезло из-под сладостных, эротических надежд.
Я смог промолчать.
Разбрелись мы ночью и вот чёрным, вязким покрывалом сползает на меня сон. Затем действительно туманом утренним и лёгким растворяется пелена, ясно вижу… всё чётче и чётче… становится картина цветной и ясной… о чудо, что я вижу…
Вижу свою учительницу по-русскому языку, красивую, интелегентную женщину лет сорока с вьющимися волосами цвета каштан, сзади короткая стрижка, сверху пышная копна с крупной волной и опускается этот шедевр длинной чёлкой почти до ухоженных бровей, розовая помада поблёскивала на губах. Ходила она часто на занятия в трикотажном платье цвета какао с молоком, облегающем фигурку подчёркивало изумительную прелесть, полную грудь, чуть располневшую талию и пышные бёдра, выделялся лобок. ткань так шикарно ложилась на тело, что я заворожено всегда просто пожирал это место глазами.
Когда она сидела боком к своему столу, мне было удобно съехать на край парты и глазеть как чудно, закинутые одна на другую ножки, пытаются вылезти из-под подола и она стремилась, не подавая виду, натягивать ткань на коленочки. Потом вдруг я осознал, что моя прелестница-педагог однажды перестала тянуть подол и затянутая в капрон ножка иногда весьма пикантно открывалась пылающему взору юноши.
Вдруг я понял, чего не хватало в этой идиллии — это вид резинок сквозь ткань. Ведь контуры трусиков видны у многих дам. Безумно я мастурбировал на эти виды и открытия, мечты рассыпались бриллиантами в неискушённом сознании, она была моей мечтой, моим сумашествием.
Жемчужной россыпью взрывались мои мечты и тугими струйками являли собой сладостный финал.
Спустя два года я закончил школу и вот однажды Татьяна Андреевна заходит к нам домой по каким-то делам к родителям, их дома нет, предлагаю чаю, болтаем о том, о сём.
Но я снова пожираю её фигурку глазами, горящий взгляд, приподнятая ткань в моём известном месте не остались без внимания взрослой женщины:
– Я так тебе нравлюсь? Ты прожжешь мне платье… — говорит Татьяна Андреевна, ласково улыбаясь, — ты всегда смотрел туда и на грудь, я помню, как мне жарко становилось от твоих раздевающих глаз.
Я краснею…
– вы это замечали? Вы никогда ничего не говорили… я наверно был дурак… да, скорее всего дурак…
– Нет, милый мой мальчик, просто субординация, педкоректность связывали мне и руки и язык. Сначала меня это злило, потом стало забавлять. Чтоб не наорать или позже не начать краснеть мне часто приходилось отводить взгляд в окно. Неужели такая старая тётка ещё может волновать юношей? — как-то с грустинкой спросила Татьяна андреевна.
– Не говорите так, совсем не старая, совсем не тётка, вы очень красивая, желанная женщина- выдал я на одном дыхании, сам себе поражаясь этим словам, вылетевшим из наглого горла, как пробка из бутылки.
– Тогда чего ж ты ждёшь, почему сидишь, Как засватанный…
– Боюсь!

читать  мой красивый зять

– Чего боишься?
– Вы так прекрасны, вы были всегда так строги… я раньше мечтал о вас, фантазировал один дома…- заикаясь наконец-то выдал я, воткнув взгляд в стол..
– Я сама через это прошла… тоже фантазировала…, — шептала взрослая дама, немного краснея.
Блеск её глаз, поощрительная улыбка сделали своё дело и рука сама лягла на эти округлые коленочки. Я обнял свою мечту, вот она в моих руках. О, ох.. чудо! Такого не придумать!
Наши губы приблизились к своему рубикону, краткая, таинственная пауза уже у последнего рубежа, когда нет возврата… а тела и души готовы к кружится в любовном урагане…
– У меня губы накрашены, — прошептала она, словно предупреждая и стесняясь.
– Мужчина должен съесть с женских губ 3 кило помады, я хочу с Вами съесть свой первый килограмм!
Наши губы сомкнулись в жарком поцелуе и моя голова закружилась, словно от выпитых ста грамм. Её язык удивлял, звал и заставлял вновь улетать в неведомые дали. Платье лезло под моей ладонью вверх, невзначай мы встали, я увидел в зеркале, как обнажется ножка, затянутая в капрон, затем увидел и чёрные стринги, опомнился когда услышал у самого уха:
– Ну посмотри-посмотри…
Чёрт её побери, как она почувствовала, что я смотрю в зеркало. Я смутился, но платье, уже собранное на талии стал тянуть вверх.
– Погоди, платье нужно снимать через голову, беря его за подол, попробуй ещё раз.
Было и приятно и стыдно от своего неумения. Когда учительница осталась в одном белье и чулках я замер, это была воистину сказочная картина, моё дыхание заперло.
Красивый, ажурный бюстгалтер поддерживал пышную грудь и больше создавал интригу, нежели выполнял прямое предназначение, набухшие до предела соски, едва прикрытые тонкой тканью выпирали. женщина была возбуждена, сердце барабанило о том, что крепость вот-вот падёт на милость победителя.
Соблазнительная грудь вздымалась часто, готова выпрыгнуть из плена. Узкая полоска чёрной змеёй обвилась вокруг этих крутых бёдер, маленький и мокрый треугольник кружев едва прикрывал самое потаённое, словно указывал путнику вон туда, смелее, тудаименно там всё и желанное и тайное, там космическая тьма и сила египетская, там врата рая и центр мироздания.
Моя каменная плоть готова была порвать трусы вместе со штанами, новая волна напряжения пробежалась по мне, казалось ещё миг и он сломается или взорвётся от болезненной тверди. Ах как жаль, что у меня не двадцать рук, хотелось обнимать, лапать, мять везде, всё тело, руки бегали сверху вниз и обратно. Я попытался уложить милую даму на диван.
– Погоди, я не привыкла голым телом на незастеленную постель.
О, проклятье, ждать уж нету сил! В один миг, будто спринтер-олимпиец, я сгонял в дом и притащил чистую простыню, Татьяна Андреевна взяла её, смеясь над моей суматохой и излишним мельтешением. Она нагнулась и стала расстилать простынь, попа оказалась передо мною, разделённая чёрной полоской трусиков, я обнял бёдра, гладил вожделенные ягодицы, наслаждался их упругостью, любовался прекрасной кожей и ложбинкой на спине, катившейся вниз, утопая меж ягодиц.
Вдруг меня взорвало зло, эта сука иногда ругалась со мной на пустом месте, унижала при одноклассницах и мне срочно хотелось ей нагрубить, унизить, отомстить.

читать  назад в будущее 3 часть

Pages: 1 2

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *